Старые раны

Пять мужчин. Пять спортсменов. Пять травм. Они согласились рассказать, как с ними все произошло.

Королев Андрей Вадимович 

Внук легендарного основоположника космонавтики Сергея Павловича Королева. Внук работает в ГКБ №31, в Клинике травматологии и ортопедии (отделение ортопедии). Профессор, доктор медицинских наук (кафедра травматологии и ортопедии РУДН), вице-президент Российского артроскопического общества, член Американской академии хирургов-ортопедов (AAOS), член Европейского общества артроскопии и спортивной травматологии (ESSKA).

РОМАН КОВАЛЕВ, 32 года 
Травма: компрессион­ный удар позвоночника. Получена во время катания на горном велосипеде.

— Чтобы получить травму, катаясь на горном велосипеде, в горы ехать совершенно не обязательно. Я, например, чуть не переломал позвоночник у подъезда собственного дома. Выехал из-за поворота (увы, без шлема) и столкнулся с въезжающим во двор автомобилем. И моя, и его скорость была невелика, и именно это спасло меня от катастрофы. Но головой в бетонное ограждение я все-таки врезался. Очнулся на больничной койке. 
До травмы я вел активный образ жизни, любил выехать на недельку-другую в Египет, обожал виндсерфинг и велосипед. Первой мыслью было: “Неужели я больше никогда не буду ходить?” Тот же вопрос я видел в глазах друзей, приходивших навещать меня в госпиталь. Но я решил, что не сдамся. И активно включился в процесс реабилитации. 

К счастью, осложнений и отколов у Романа не было. Месяц он лежал в лежку — после удара диски должны были прийти в норму. Врач посоветовал ему ходить с палочкой, а вечером, после рабочего дня — висеть на турнике. Естественно, любая нагрузка исключалась: никакого бега, никакого велосипеда… Только плавание. Полгода он еле добредал до бассейна, затем — до дома. А потом начал потихоньку кататься на велосипеде. Сейчас, полтора года спустя, он снова занимается винд­серфингом и катается на маунтинбайке — теперь всегда в шлеме. Говорит, впечатлений от одной травмы ему хватило на всю жизнь.

Королев: 
— Спортсмены, занимающиеся экстремальными видами спорта, всегда четко знают, что с ними случилось и почему. В случае травмы они абсолютно настроены на победу, и это не менее важно, чем умение врача, который борется за здоровье пациента.


ВИКТОР КАРАБЫШЕВ, 36 лет 
Травма: сложный перелом ноги (голень). Получена во время катания на горных лыжах.

— День встречи с березой я запомнил навсегда. Она на год лишила меня возможности передвигаться. Я был студентом, гонял в Шерегеше на лыжах. Набрал вполне недет­скую скорость, перевел взгляд буквально на секунду, неудачно закантовался и… бам! Искры из глаз, потеря сознания. Сложнейший перелом голени (кость собирали буквально по кусочкам), отрыв передней крестообразной связки… 
Из Шерегеша Виктора эвакуировали в Москву. 

— В институте пришлось взять академку — так что на учебе моя травма не сказалась. Сначала лежал месяц на вытяжке — как в комедиях про больницу. Потом — массаж, физиотерапия… Через полгода — когда начал скакать по дому на костылях — стал пересматривать фотографии и затосковал. Очень захотелось увидеть склон, услышать скрип снега. 

Врачи сказали, что прежде, чем думать о лыжах, нужно привести ногу в порядок — за год практического бездействия мышцы прилично атрофировались. Поэтому через год с небольшим после травмы он сел на велосипед. Первые метры давались с трудом. Но через два месяца уже гонял вовсю, а через пять нога пришла в форму: мышцы бедра накачались лучше, чем раньше. 

Теперь Виктор катается и на велосипеде, и на горных лыжах. На поврежденную ногу надевает брейс, чтобы в будущем таких “отрывов” не повторилось.

Королев: 
— Если говорить о переломах, то травматология сегодняшнего дня отличается использованием различных фиксаторов. Это могут быть титановые или рассасывающиеся фиксаторы, которые скрепляют кость — и ни врачу, ни пациенту не нужно дожидаться, когда она срастется. Только представьте — человек может нагружать поврежденную ногу или руку до того, как перелом заживет! Мышцы работают, ничего не атрофируется. У пациента нет наружной иммобилизации, при необходимости можно делать перевязки.


АЛЕКСАНДР ПОЛЕЕВ, 25 лет 
Травма: надрыв ахиллова сухожилия. Получена во время игры в баскетбол.

— Баскетбол по воскресеньям в моей компании — святое дело. Чувство локтя, команда, этот волшебный звук скрипа кроссовок, он всегда есть, когда играешь в зале… Меня как раз кроссовки и подвели. Я приготовился к прыжку, чтобы забросить победный трех­очковый, но в суматохе товарищ по команде случайно наступил мне на пятку кроссовка… По прошествии времени боль забылась — но тот неприятный хруст, с которым надорвалось сухожилие, я помню до сих пор — как будто куриную ножку в суставе переломили. 

Первую помощь оказали быстро: у одного из товарищей нашелся эластичный бинт, а в аптечке — заморозка. Хотя виновник травмы предлагал сбегать в близлежащий магазин за упаковкой пельменей или замороженных овощей, мол, помогает не хуже льда! (Кстати, впоследствии травматолог подтвердил этот факт.) 

Врач предложил два варианта реабилитации: во-первых, надорванный ахилл можно было прооперировать, во-вторых, он мог зажить, что называется, консервативным путем, то есть сам собой. Александр выбрал второй вариант — после рентгеновского снимка выяснилось, что надрыв не очень велик и сухожилие может зарубцеваться. 

Наступать на ногу врачи разрешили Александру только через месяц. Главное в таких травмах — покой. И в первый момент, и впоследствии необходимо эластичное бинтование. 

— Конечно, вначале ни о каком баскетболе речи быть не могло, — вспоминает Саша. — Хорошо, что на работу меня пару раз в неделю подвозили друзья, так что карьера не пострадала. А вот про мяч и корзину пришлось на время забыть. 

Первой спортивной нагрузкой, которую позволили Саше врачи, оказалось плавание. Причем без нагрузки на ноги — чтобы не раздражать поврежденный ахилл. Бегать (тихонько и трусцой) Александр начал через три месяца. А вышел на площадку через пять. 

— Пришлось посидеть на скамейке запасных, — улыбается он. — Но я не жалею. Теперь я гораздо аккуратнее отношусь к своим спортивным занятиям, бегаю и играю в специальном эластичном носке — на всякий случай! Лучше перестраховаться, чем потерять потом полгода. 

Королев: 
— Ахиллово сухожилие представляет собой толстую, очень проч­ную структуру, которая отвечает за форсированное выпрямление стопы. При противодействии этому движению перегрузка ахилла может быть настолько велика, что он надорвется. С такими проблемами сталкиваются теннисисты, игроки в регби, баскетболисты.


САША ДВИНЕЦ, 27 лет 
Травма: перелом ключицы. Получена во время катания на сноуборде.

— “Сноуборд — это скорость и адреналин, новые трюки, о которых приятно рассказать друзьям”. Так я считал в тот самый день, погрузив борд в машину и отправившись в один из подмосковных парков — попрыгать на трамплине. 

“Сразу закручу 360!” — думал я по дороге. И только приехав на объект, отправился к трамплину. Разогнался, вылетел… Летел как птица! Приземлился. Удар. Упал. Очнулся. Гипс. 

Ну, конечно, гипс был не сразу, но перелом ключицы я заработал. Думал, что упрячут в больничку, но оказалось, медицина шагнула далеко вперед! 

После рентгена Саше наложили повязку, а о прыжках велели забыть на два месяца: кость должна срастись, потом руку надо разрабатывать. Идеальный вариант — плавание, но у него не было времени ходить в бассейн. Обошелся вращениями плечевого пояса, после месяца стал отжиматься — закачивал мышцы. Но, как оказалось, самое главное — необходимо было делать разминку.

Королев: 
— Ключица — одна из наиболее часто ломающихся костей человека. Эта важная кость стабилизирует плечевой сустав по отношению к грудине и позвоночнику. Перелом ключицы можно лечить и консервативным, и оперативным способом. Если перелом несложный и без смещения или почти без смещения, для его фиксации существуют специальные мягкие ключичные повязки, которые позволяют надежно закрепить кость. А поскольку кровоснабжение в этом месте обильное и очень мощное, ключица срастется сама — даже с небольшим смещением.

— Разминка — это исключительно важный фактор. Ни одним видом спорта ни в коем случае нельзя заниматься без адекватной разминки. Первое, что надо сделать, — это размять связки, суставы, мышцы, сухожилия: чтобы все было растянуто. Огромное количество травм происходит именно в начале занятий. Недооценивать разминку нельзя. Несколько простых движений — мышцы придут в тонус, и вы будете четко себя координировать.

ВЛАДИМИР ПИРОГОВ, 30 лет 
Травма: сотрясение мозга. Получена во время езды на мотоцикле.

— Падения при езде на мотоцикле — явление вполне обычное. Я всегда катался только в кожаном костюме с защитой спины, локтей, в шлеме, в специальных мотоботах. Но падение есть падение — от удара никто не застрахован. 

Дело было вечером: несся на скорости, в темноте не заметил выбоину на шоссе… Когда открыл глаза, моя голова лежала на коленях подружки, которая ехала на другом мотоцикле и, в отличие от меня, прекрасно оценила качество дорожного покрытия. Именно тогда я понял, что означает выражение “искры из глаз”… 

Следующие два дня — благо был выходной — провалялся дома. Шишек и синяков не было, но тошнило — только в путь! Пришлось взять больничный. Врач объяснил, что лучше сделать компьютерную томограмму: это поможет исключить гематому и предотвратить совсем уж негативные последствия. После того как вышел на работу, друзья первым делом поинтересовались — когда будем обмывать счастливое избавление от травмы. Пить не хотелось еще недели две. И недели через две я сел за руль, но гонять как сумасшедший сразу перестал. Видимо, от сотрясения мозг пришел в правильное состояние.

Королев: 
— Что сказать о сочетании алкоголя и травм головы? Вино можно пить практически всегда, а принимать крепкие напитки в большом количестве нельзя никогда. В теории, после сотрясения мозга крепкие напитки способны привести к расширению сосудов, и то кровотечение, которое, возможно, уже остановилось, может снова начаться. 
Если человек чувствует себя нормально и после удара прошла пара дней, то можно позволить себе бокал вина, ничего страшного не произойдет. Но если ты ударился головой сегодня, вряд ли стоит это обмывать в тот же день.


Читать всё: http://www.mhealth.ru/health/organizm/181732/#ixzz4KtXN6eWJ



Рейтинг: 
Средняя: 5 (голосов:1)

Врачи и персонал

Аветисов Евгений Григорьевич – врач общей практики, хирург терапевтической клиники ЕМС. Наблюдение всех членов семьи семейным врачом.
Врач общей практики, семейный врач, хирург
Медицинский директор ЕМС
Волков Вадим Сергеевич - врач общей практики, общий хирург отделения скорой и неотложной помощи ЕМС. Лечение острой стадии болезни.
Врач общей практики, общий хирург

Отзывы

Анна
Москва

Александр Сергеевич, спасибо большое за профессиональную и оперативную помощь, а также за доброжелательное и внимательное отношение к нам во время лечения травмы у нашей дочери! С уважением и благодарностью, Ямушевы

Все отзывы

Истории лечения

Остеосинтез костей предплечья при двойном переломе

20 августа в клинику ECSTO привезли мальчика 8 лет, упавшего с велосипеда на выпрямленную руку. Ребенок был доставлен в клинику через час после травмы и жаловался на сильную боль в правой руке. При первичном осмотре у мальчика была выявлена деформация на границе верхней и средней третей правого предплечья.

20.08.2016
Все