Андрей Королев: «В хирургии - как в хоккее»

Главный врач и медицинский директор Европейской Клиники Спортивной Травматолгии и Ортопедии (ECSTO), профессор, доктор медицинских наук Андрей Королев в новом выпуске журнала КХЛ "Горячий лед" рассказывает о наиболее частых травмах хоккеистов, лечении и реабилитации в клинике ECSTO и немного о себе.

Клубный доктор обязан иметь в арсенале контакты профильных специалистов. Чаще всего его экстренным номером становится мобильный профессора Андрея Вадимовича Королева, хирурга-ортопеда-травматолога, главного врача и медицинского директора Европейской клиники спортивной травматологии и ортопедии (ECSTO). 

Наша беседа начинается в кабинете профессора Андрея Королева, в современной многофункциональной клинике в Орловском переулке. ECSTO — одно из ведущих подразделений группы клиник Европейского медицинского центра (ЕМС). Разговор, конечно, стартует с темы хоккея.

 - Я болею за сборную России, смотрю все международные матчи, - говорит Королев. - В КХЛ соблюдаю нейтралитет. Почему? Мы работаем практически со всеми клубами и выделять кого-то не совсем этично. Сам люблю играть — когда-то мы с приятелями по вечерам гоняли шайбу, арендовали лед в «Олимпийском» или в Сетуни, получали огромное удовольствие. Сперва форма была не у всех, потом обмундировались по полной программе. Хоккей еще не был тогда настолько популярен, как теперь, однако затягивало, ощущался настоящий командный дух... Но в определенный момент появилось много обязательств - как перед сотрудниками ECSTO, так и перед семьей. Из-за работы оставалось не так много свободного времени, да и, честно говоря, страшновато стало. Ведь если для кого-то перелом - травма, которую можно подлечить, то у меня ситуация несколько иная. Травм быть не должно в принципе. Я хирург, и любая, даже самая малая, травма будет иметь ощутимые практические отрицательные последствия для меня лично и для моих пациентов. Руки и голова - мои главные рабочие инструменты, рисковать которыми я не имею права. При этом у меня сохранилась вся экипировка, и я с удовольствием хожу с сыном на каток. Но в этот момент моя безопасность зависит только от меня, никто не может нанести мне травму. От контактного же хоккея стараюсь быть в стороне. Просто в нашей клинике очень многие процессы завязаны на мне лично. Мы - одна большая команда, не соответствовать ожиданиям своих партнеров по работе в клинике я не могу.

- Вы играли в силовой хоккей?
- Старались действовать аккуратно, но порой случайно кому-то все-таки доставалось. На любительском уровне игроки зачастую получают травмы не из-за действий других, а из-за собственного неумения. Многие из тех, с кем я играл, например, не могли вовремя затормозить. Я, в свою очередь, четко понимаю, что должен себя контролировать. При этом у меня нет таких навыков владения коньками, чтобы гарантировать безопасность. Отсюда на льду ощущение, что риск получения травмы высок.

- А как обстоят дела с другими видами спорта?
- Люблю те, где ситуацию можно контролировать самому. Например, горные лыжи, теннис, волейбол, водные лыжи. К футболу отношусь так же, как к хоккею. Когда бегу по полю, так и вижу: здесь мне повредят голеностоп, здесь останусь без ахилла - и так далее... Работа, естественно, накладывает отпечаток. Может быть, кто-то скажет, мол, нахожусь в плену фобий... Но с другой стороны, в моем понимании, это здравый рассудок, прагматичный подход.

- Вы бережете не только свое здоровье. Вы привыкли ежедневно ставить на ноги обращающихся к вам за помощью людей. Вашими пациентами могут быть как спортсмены мировой величины, так и далекие от спорта горожане, которые поскользнулись, спеша в офис на работу... Известно, что в ECSTO постоянно лечатся и иностранцы. Как вы находите общий язык с каждым пациентом?
- Я, прежде всего, строго придерживаюсь профессиональных рамок и стараюсь качественно выполнить свою работу, независимо от того, кто ко мне обратился. Каждый человек в клинике — это пациент, которому нужно поставить правильный диагноз и лечить так, чтобы он жил полноценной жизнью. Что касается иностранных пациентов — лично я владею тремя языками: английский выучил еще в специализированной школе. Практиковался, работая гидом-переводчиком в туристическом бюро. Следующим был французский, которым я овладел на интенсивных курсах в Москве. С немецким столкнулся непосредственно в Германии, получив приглашение на профессиональную стажировку. В Мюнхене я пробыл три года и в самом начале пребывания прошел специализированный языковой курс в «Гёте-институте». Всем рекомендую! Знание языков позволяет свободно общаться как с зарубежными коллегами, так и с пациентами, специально прилетающими в ECSTO из разных стран.

- Вы упомянули стажировку в Германии. Практиковались ли вы где-нибудь еще?
- Стажировок в моей жизни было немало. До Мюнхена практиковался в одной из московских клиник и занимался хирургией грудной клетки. Моим первым учителем был академик Михаил Израилевич Перельман, который привил абсолютно европейский стиль общения как с пациентами, так и с персоналом. В то время это была редкость - ведь дело было в Советском Союзе... Это практика, в которой пресекается любое панибратство. Трехлетнее пребывание в Германии, в Мюнхене, полностью изменило мою будущую жизнь. Немецкая школа медицины для меня - лучшая, самая качественная. Можно сказать, фундаментальная... Это то, что полностью меняет подход к работе в медицине. Я очень благодарен своему учителю в Германии — любимому мной профессору Леонарду Швайбереру. В результате я стал относиться к делу совершенно иначе. Сегодня иностранные врачи часто приезжают на стажировки в ECSTO, мы сами проводим массу обучаю¬щих курсов, регулярно выступаем за рубежом.

- Как возникла идея создания специализированной клиники спортивной травматологии и ортопедии, соответствующей высоким европейским медицинским стандартам, в Москве?
- Я видел достаточно много клиник, меня это всегда интересовало... После возвращения из Германии поставил цель открыть свою. Многое долго не получалось, было сложно создать именно европейскую клинику на российской почве... Лично мне нужно было пройти значимые этапы, получить звание профессора, достигнуть определенного совершенства в своем деле, сплотить вокруг себя команду профессионалов – и так далее... Лишь когда все это прошел, занялся организацией клиники. За годы практики в странах ЕС сложилось понимание, что такое правильно организованная клиника. Когда мы открывали ECSTO в 2009 году, постарались взять на вооружение наиболее успешные мировые стандарты организации хирургической, экстренной, травматологической помощи, диагностики, реабилитации в области спортивной медицины и ортопедии. Это же касается вопросов организации работы персонала. А клиника такая, безусловно, нужна России, нужна Москве. Столичные стадионы и площадки все чаще принимают спортсменов со всего мира в рамках международных чемпионатов. Наш спорт был, есть и будет одним из сильнейших. В 2014 году Сочи будет принимать Олимпийские игры. К слову, оргкомитет Игр оказал мне честь, пригласив в состав экспертного совета по медицине.

- В ECSTO лечат как в клиниках ЕС? Почему же российские спортсмены все же уезжают лечиться за границу?
- Видимо, от недостатка информации. В нашей клинике персонал работает так, как за границей. В ECSTO нет никаких отличий от частных клиник Европы. Высокопрофессиональный персонал, блестяще организованные операционные, дорогостоящее оборудование последних образцов, опытные анестезиологи, проверенные и хорошо зарекомендовавшие себя препараты. По организации наша клиника ничем не отличается от ведущих европейских и американских, врачи которых мне хорошо знакомы, мы - не только коллеги, но и дружим со многими.

- Случается ли, что вам приходится отказывать пациентам в помощи и направлять в другие клиники?
- Всем тем, кто попадает к нам, мы стараемся оказать помощь непосредственно здесь, в ECSTO. Любой пациент получает полную информацию: от чего его лечат, зачем его лечат и чем его лечат. Предоставляем все данные о показаниях и противопоказаниях. Для каждого мы готовим подробное медицинское заключение. У нас исключена такая ситуация, как «откроем сустав, посмотрим, решим, что делать». С самого начала любой операции мы представляем все шаги, которые необходимо совершить. Четко разъясняем пациенту каждый этап лечения, понимаем, чего именно мы хотим достичь. Такой же подход и к реабилитации после оперативного вмешательства. В принципе, не существует случаев, в которых бы мы не знали, что делать.

- Как вы относитесь к советам других докторов?
- Абсолютно спокойно. Если пациент хочет проконсультироваться у кого-то еще - это его право, которое мы уважаем.

- Не секрет, что в мире медицины определяющее значение имеет непосредственно врач. Как находят вас?
- Как правило, по «сарафанному радио». С начала нулевых годов мы работали практически со всеми спортивными клубами. По большому счету, раньше спортсмены (а сейчас мы говорим о хоккеистах) занимались всем сами, клубы мало кому помогали... Теперь — полагаю, во многом благодаря КХЛ - ситуация изменилась. Да и серьезных клубов стало гораздо больше - это целый мир! С самого основания ECSTO у нас сложились прекрасные рабочие отношения с ведущими клубами, и мы рады, что смогли помочь многим игрокам снова выйти на лед. С командными врачами очень много сотрудничаем, со многими из них с годами сложились очень доверительные отношения. На лечение приезжает немало игроков и из НХЛ. Хотя активнее всего сотрудничаем с российскими клубами, в том числе и футбольными... Московское «Динамо», «Ак Барс», «Автомобилист», «Амур»... География — вся Россия и страны СНГ. Кстати, вчера у меня на обследовании были два хоккеиста из Хабаровска.

- Любопытно, кто именно?
- Это конфиденциально. Если только ребята сами вам об этом скажут.

- А хоккейная сборная России?
- С ней у нас прекрасные отношения. С доктором Коновым Валерием Евгеньевичем общаемся практически каждый день.

- Сколько хоккеистов было в ECSTO за годы работы?
- В нашей клинике было более сотни хоккеистов. Лично у меня в кабинете сидели Павел Дацюк, Никита Алексеев, Даниил Марков и многие-многие другие...

- Какие травмы преследуют хоккеистов чаще всего?
- Их несколько. Самые частые связаны с плечевым поясом. Например, разрыв акромиально-ключичного сочленения. Он возникает от сильного удара о борт. Человек рефлекторно защищается плечом, но этот удар, сбоку, и приводит к повреждениям в акромиально-ключичном сочленении. Вторая частая проблема - это вывихи в плечевом суставе. Когда однажды произошедший вывих плеча приводит к разрыву одной из структур сустава - «суставной губы». Третье - разрыв крестообразной связки коленного сустава. Это происходит, если сильный удар приходится на опорную ногу. Четвертое - разрыв мениска. Он случается чаще всего у вратарей от частых приседаний. И последнее - кистевой сустав. Это незащищенная часть тела, а удары в хоккее довольно часто приходятся по рукам.

- Существуют ли такие травмы, которые, увы, можно считать безнадежными, и как от них уберечься?
- Основной контингент хоккеистов — довольно крепкие ребята. Практически любую травму можно вылечить. Разве если только речь идет о переломе позвоночника. Но я не слышал, чтобы в хоккее кто-то так травмировался. Для этого нужны специфические условия.

- Дайте общий совет, как хоккеистам уберечься от травм.
- Во-первых, нужно качественно проводить разминку. Хотя это может банально прозвучать, ведь кто не знает, что перед матчем необходимо подготовиться... Тем не менее часто хорошей разминкой перед игрой пренебрегают. Мягкие, растянутые связки снижают риск получения травмы до минимума. В основном связки и суставы повреждаются из-за недостаточной разминки. Вторая причина - перегрузка. Если честно, я не совсем понимаю, зачем игроков подвергают излишней нагрузке. Например, когда подряд идут тренировка, игра и еще одна тренировка... И все в один день! Общий КПД только падает. Суставы, естественно, подвергаются усиленному износу, от этого в разы повышается риск получения травм. Также уберечься от травм можно, работая над координацией движения. Я имею в виду группировку во время столкновений и падений. При правильном положении тела в такие моменты риск получения травм будет невелик.

- Если игрок все же получил травму - какова задача командного врача?
- Оказать первую помощь, определить первичный диагноз и направить пострадавшего игрока на дальнейшее обследование или экстренное лечение. Какие-то более тонкие или, наоборот, масштабные, задачи решают профильные специалисты. Поэтому нам важно постоянно быть на связи с командными докторами. Если возникают вопросы - переписываемся, обмениваемся фотографиями, консультируем... Современные технологии позволяют делать серьезные вещи, причем, весьма оперативно. Бывает, атлет только что-то повредил, а снимок уже у меня на телефоне или в компьютере. Скорость принятия решений в медицине решает столько же, сколько в хоккее.

- Какие самые современные тенденции лечения спортсменов, в частности, хоккеистов?
- Главная тенденция - это качественная постановка диагноза. С использованием последних образцов рентгенологических аппаратов, КТ и МРТ. И, конечно, определяющую роль играют компетенция, опыт и чутье врача. Важны быстрый осмотр специалистом поврежденной и прилегающей областей, а затем техничное и качественное выполнение необходимых мероприятий. Если нужна операция, то необходимо провести ее максимально быстро.

- После «среднестатистической травмы» (перелом, вывих) через какое время спортсмен сможет выйти на лед?
- Если травма некритичная (например, частичный разрыв какой-либо связки или небольшая операция), то спортсмен сможет выйти на лед через 3—4 недели. Если травма серьезная, то период восстановления составит от 2 до 7-8 месяцев.

- В чем особенности реабилитации хоккеистов после травм?
- У каждого вида спорта есть свои, так называемые спорт-специфичные движения. У хоккеистов большое количество движений связано со скользящим, толкающим принципом. Поэтому в период реабилитации хоккеистов мы стараемся сконцентрироваться именно на этих движениях. Кроме того, мастерам шайбы нужно максимально быстро восстановить тонус в мышцах бедра. Как правило, они хорошо развиты у хоккеистов, и весьма ощутимо, когда тонус в них снижается.

- У вас не возникало желания стать командным врачом?
- Это очень специфическая профессия, которая требует много времени проводить вне семьи, вне дома. Хотя профессиональный интерес, бесспорно, очень высок. От твоей работы зависит престиж клуба, страны... Интересно работать с мотивированной молодежью. Но мне всегда нравилось другое. А именно — хирургия. Всегда хотел заниматься ею. Упорно к этому шел.

- С чем для вас в большей степени ассоциируется командная работа в хирургии - с хоккеем или с оркестром?
- Очень интересное сравнение, никогда об этом не задумывался. Наверное, все же хоккей. Да, сто процентов. В оркестре почти все зависит от дирижера, а в хирургии все как в хоккее: есть лидеры, есть человек, который постоянно на подхвате, форварды, защитники, основной состав и «скамья запасных» в виде молодых начинающих врачей... Отсутствие любого из звеньев очень сильно сказывается на процессе. Я очень ценю свою команду — нас 12 человек врачей и еще почти 40 секретарей, сестер, физиотерапевтов, но без любого «игрока» крайне сложно сделать все правильно и результативно.

- Вы себя к какому амплуа относите?
- Я — играющий тренер, пожалуй…

PDF icon Скачать файл статьи

Врачи и персонал

Аветисов Евгений Григорьевич – врач общей практики, хирург терапевтической клиники ЕМС. Наблюдение всех членов семьи семейным врачом.
Врач общей практики, семейный врач, хирург
Медицинский директор ЕМС

Отзывы

Марина
Барнаул

Выражаю огромную благодарность коллективу EMC за ваше профессиональное, человеческое отношение к вашим пациентам и желаю дальнейшего процветания! Вы просто Боги с большой буквы! Дорогой Андрей Асланович Карданов, низкий Вам поклон за то, что Вы смогли поставить мою доченьку на ноги (неврома Мортона), за теплое, чуткое ( подробнее )

Выражаю огромную благодарность коллективу EMC за ваше профессиональное, человеческое отношение к вашим пациентам и желаю дальнейшего процветания! Вы просто Боги с большой буквы! Дорогой Андрей Асланович Карданов, низкий Вам поклон за то, что Вы смогли поставить мою доченьку на ноги (неврома Мортона), за теплое, чуткое отношение, за то ,что Вы смогли избавить ребенка от постоянной 8-летней боли, за радость в ее глазах. У Вас Золотые руки!!! Огромное спасибо за внимательное профессиональное отношение лечащего доктора Карандина Александра Сергеевича, который практически не отходил до самой выписки. Спасибо, что Вы есть!!! Будьте здоровы!!! ( Скрыть )

Все отзывы

Истории лечения

Остеосинтез костей предплечья при двойном переломе

20 августа в клинику ECSTO привезли мальчика 8 лет, упавшего с велосипеда на выпрямленную руку. Ребенок был доставлен в клинику через час после травмы и жаловался на сильную боль в правой руке. При первичном осмотре у мальчика была выявлена деформация на границе верхней и средней третей правого предплечья.

20.08.2016
Все